«По воле божьей». 4 мысли о насилии в фильме

Дисклеймер: апеллируя к связи религии и насилия, я имею в виду именно институт религии, а не веру.

Для многих людей вера в бога – это интимная, личная вещь. Они любят свою веру и часто воспитывает в этой любви детей. Церковь для них – особенное место, соответственно служители божьи – люди, которые имеют серьезный авторитет в обществе.

Неудивительно, что священники часто стают близкими друзьями верующих семей, а иногда даже советчиками в делах семейных. К сожалению, не все из них пользуются этим доверием добросовестно.

На самом деле тему такого рода насилия над детьми освещали уже не раз. Вспомнить хотя бы фильм Spotlight, в центре сюжета которого — журналистское расследование изнасилований мальчиков бостонскими священниками. Он стал известным далеко за пределами правозащитной тусовки.

Но это не единственный качественный фильм о насилии в церкви. В этом году появилась картина «По воле божьей» Франсуа Озона, после просмотра которой, сидя на ночной парковке в ожидании такси от кинотеатра домой, я записала пару мыслей. Ими и хочу поделиться.

1

Первое, что бросается в глаза: авторы фильма не заигрывают с темой сексуального насилия, не используют ее для зрелищной интриги, как это часто сейчас бывает. Например, семья героя, который первым решается придать делу гласности, узнает обо всем почти в самом начале.

Он прямо на семейном обеде рассказывает детям, что ему пришлось пережить, чтобы уберечь их от подобного.

Мне понравилось, что этот разговор сценаристы не превратили в драматическое зрелище, и не растянули интригу на полфильма. Хотя могли бы.

Еще интересно, что этот важный разговор для героев – не такое уж и big deal. Конечно, это важная часть истории, но они воспринимают ее спокойно. При это внимание зрителя, как я уже сказала, не слишком концентрируют вокруг нее.

Это все будто показывает нам другой мир, в котором секс-просвет и разговоры с детьми о сексе и насилии не вызывают ни у взрослых, ни у детей ни жгучего стыда, ни возмущения. А еще не требуют недель моральной подготовки или времени на зализывания новых ран после. Мне сложно представить такой разговор в сегодняшней украинской семье, даже в самой прогрессивной.

2

Почему молчали раньше? Почему родители не пошли в полицию? Картина дает содержательные ответы на эти и другие вопросы, с которыми жертвы насилия снова и снова сталкиваются во время своей борьбы.

Наверное, в идеальном мире люди, пережившие насилие, всегда имеют достаточно решительности, чтобы сообщить об этом полиции. Полиция, в свою очередь, всегда находит нападавшего и справедливо его наказывает. После чего пострадавшая или пострадавший полностью восстанавливает физическое и психологическое здоровье, а общество осуждает насильника.

Но мы не в идеальном мире, поэтому имеем другие сценарии.

Во многих из них жертвы и их родители не пытаются или не могут добиться справедливости сразу после инцидента, а часто — вообще никогда. Именно такие реалистичные сценарии показывают в фильме, объясняя, почему так происходит.

Кто-то из родителей объясняет, что пытался отстранить священника от работы с детьми, но не хотел добавлять ребенку стресса, таская его по судам. Другие вспоминают, что сыновья пробовали рассказать о неприличном поведении священника, но они просто не обратили на это должного внимания.

А кто-то из тогда еще детей вообще не смог рассказать родителям правду из-за недоверия к ним. Не говоря уже о том, чтобы публично выступить против церкви.

3

Священник, которого по сюжету обвиняют в домогательствах к детям, не отрицает этого. Однако он позиционирует свои преступления исключительно как последствия болезни, из-за которой он сам очень страдал. На что другой герой, а вместе с ним и авторы сюжета — по крайней мере, мне так показалось, отвечают: это не может быть оправданием.

Тему смещения акцента с реальной жертвы на ее насильника или кого-то другого раскрывают в фильме еще не раз. Другой пример — разговор одного из главных героев со своим отцом. Он хочет узнать мнение родителя насчет своего печального опыта, на что получает классическое обесценивание: мол, ничего страшного не случилось, проблемы есть у всех.

А еще отец заявляет, что во всем виновата его бывшая жена, которая всегда накручивала сына против него. Какое это отношение имеет к ситуации с домогательствами — непонятно, но ясно одно: взрослый мужчина пытается выставить себя жертвой ситуации, в которой он ею отнюдь не был. В то же время не уделяя никакого внимания серьезной боли, через которую прошел его сын.

4

«По воле божьей» хорошо показывает и то, как жертвам насилия навязывают прощение обидчика как единственный способ пережить травму. В фильме представители церкви до последнего кормят жертв обещаниями разобраться в ситуации, а паралельно с этим гнут линию о необходимости «оставить прошлое в прошлом». Такое часто говорят жертвам любого насилия — чтобы в этом убедиться, можно посмотреть выпуск любой русскоязычной или украиноязычной передачи на эту тему.

Лично мне такой подход не близок. Я считаю, что прощение нужно скорее самому абьюзеру. Если, к примеру, он хочет восстановить отношения со второй стороной или перестать плохо чувствовать себя из-за осознания того, что натворил. Жертве же не обязательно прощать того, кто ее покалечил, чтобы вернуться к нормальной жизни.

Наоборот — злость на агрессора и отказ удовлетворять его потребность в раскаянии иногда единственное, что остается у пострадавшего человека после пережитой боли. Единственное подтверждение того, что случилось, и валидности его чувств после этого.

В то же время должна признать, что немало психологов (в том числе те, с которыми я обсуждала это лично) считают, что прощение все же может помочь и непосредственно жертве. Вероятно, некоторым людям это действительно так или иначе помогло. Но к сожалению в публичных кейсах необходимость прощения агрессора зачастую используется именно так, как показано в фильме.

P.S. Пока я писала этот небольшой обзор, издание The Village сделало хороший материал про этот же фильм. Если после прочтения моего текста вы хотите дополнить знания о картине и о насилии в целом — рекомендую прочитать и его.

Чтобы поддержать выпуск статей и получить доступ к эксклюзивным материалам, подпишитесь на мой патреон. Или сделайте репост статьи на свою страничку в любой соцсети, чтобы о блоге узнало больше людей. Спасибо!