Почему я вышла на марш за права женщин

Несмотря на значение праздника 8-го марта, которое ему все еще приписывают, на самом деле это совсем не день весны и женской красоты.

Он задумывался как день солидарности женщин в борьбе за равные с мужчинами права. А выходной нужен был для того, чтобы можно было выйти на соответствующие демонстрации без необходимости прогуливать работу и риска быть за это уволенными.

В этом году у меня появилась возможность сходить на такую демонстрацию в Киеве, и я с энтузиазмом ею воспользовалась.

Так почему я вышла на женский марш?

Например потому, что в Украине до сих пор не ратифицирована Стамбульская конвенция, которая могла бы на законодательном уровне защищать женщин от домашнего насилия.

Депутаты так боятся слова “гендер”, что не соглашаются ратифицировать документ, если в нем останется даже малейшее упоминание о гендерно-обусловленном насилии. Хотя этот термин для всего документа является очень важным.

Потому что преподаватели украинских университетов позволяют себе домогаться студенток, а когда всем становится об этом известно… Ничего не происходит. По крайней мере, еще какое-то время. Так было в Ровно, когда после масштабного расследования руководство учебного заведения еще долго не увольняло профессора домогательств.

Подобную историю рассказала и студентка киевского выша Клементина Квиндт. Ей тоже “повезло” иметь в списке преподавателей мужчину, который нагло заигрывал с ней и ее одногрупницами, и даже ворвался ночью в комнату, в которой девушки жили во время летней практики.

Правда, этого профессора уволили все-таки быстрее, чем вышеописанного героя из Ровно. Но желающих обвинить студенток в том, что они сами виноваты, потому что “позволяют так с собой поступать”, все еще немало.

На марш за права женщин стоит идти еще и потому, что несмотря на отмену списка запрещенных украинским женщинам профессий, им все еще отказывают в доступе к работам, которые стереотипно считаются мужскими.

И хотя в этой сфере тоже есть позитивные изменения — например, жительница Львова, которой отказали в прохождении конкурса на должность пожарной из-за ее пола, таки добилась права на собеседование, неизвестно, сколько таких случаев замалчивается.

Да и скептическое отношение к женщинам, которые хотят попробовать себя в небезопасном ремесле, пока никуда не исчезло.

А еще выходить на марш важно, потому что девочек до сих пор воспитывают в первую очередь как будущих берегинь и хороших жен, которые должны быть мудрыми и терпеливыми.

А потом обвиняют жертв домашнего насилия в том, что эти женщины не способны сразу дать отпор мужчинам-тиранам и сбежать от них после первого удара. Или женщин, которых изнасиловали — в том, что они недостаточно сильно пытались вырваться, или же вообще — “сами напросились”.

Серьезно, пересмотрите комментарии под любой (буквально — любой) новостью на более-менее популярном украинском сайте про изнасилование женщины. Я уже писала это, и повторю снова — обвинение изнасилованной девушки в том, что сделал с ней кто-то другой — это такой тест для нашего общества на человечность, который оно раз за разом проваливает.

Ну и, конечно же, выходить на марш женщин стоит как минимум потому, что до сих пор есть люди, которые пытаются его сорвать. Очень жаль, что приходится привлекать так много сотрудников полиции, чтобы защитить от провокаций мирное собрание, не нарушающее абсолютно ничего.

Радует, что людей, которые считают, что феминизм убивает женщин (а я думала, их убивает домашнее насилие), приходит намного меньше чем тех, кто выступает за равные возможности для женщин и мужчин.

И это только часть тех проблем, которые стоит обдумывать, обсуждать, о которых стоит делать материалы, и из-за которых стоит выходить на женский марш. И пока эти проблемы существуют, я буду продолжать это делать. И вас приглашаю.